главная страница карта сайта написать письмо
  • О компании
  • Новости
  • Статьи
  • Проекты
  • Контакты
Новости регионов

24.11.2020

В Челябинске распродают рестораны, тренажерные залы и автосервисы

На продажу выставлены десятки готовых бизнесов.

24.11.2020

Госсовет Удмуртии поддержал установление нулевой налоговой ставки на имущество кинотеатров

Кроме того, нулевая ставка введена в том числе для организаций по бронированию билетов на культурно-развлекательные мероприятия.

23.11.2020

Власти Удмуртии до 2025 года планируют вложить почти 350 млн рублей в производство рыбы

Производство прудовой рыбы в республике должно увеличиться с нынешних 1,2 тыс. тонн, до 3,5 тыс. тонн в год.

В центре внимания

23.10.2020

На Дальнем Востоке опробовали новые технологии укладки асфальта

Подрядчики в Камчатском крае и Приамурье в 2020 году применили новые методики укладки асфальта, которые увеличат срок службы покрытия.

12.10.2020

«Мусорное окно в Европу». Кто в Санкт-Петербурге загрязняет Балтику

На Северо-Западе России может произойти экологическая катастрофа, по масштабам сопоставимая со случившейся на Камчатке.

29.09.2020

Российским регионам грозит мусорный коллапс

Мощности полигонов в 32 российских регионах будут исчерпаны до 2024 года, а в 17 регионах - до 2022 года, предупреждает Счетная палата.

ПроектыПроекты

Как коронавирусный кризис ударил по регионам

Как коронавирусный кризис ударил по регионам
31 Августа 2020

Два карантинных месяца — апрель и май — ударили по экономике, занятости и бюджетам регионов очень сильно. Попробуем разобраться — это кратковременный шок с высокой вероятностью быстрого восстановления или более длительное падение. Для этого сравним динамику кризисных месяцев к тому же периоду предыдущего года.

Как рассчитать глубину кризиса

Первый удар — по промышленности, спад в апреле составил 7%, в мае — почти 10%, как и в июне (-9,4%). Удар был двойным. Во-первых, снизился глобальный спрос, поэтому пострадали регионы экспортной промышленности, особенно нефтедобывающие. Объем производства в Ханты-Мансийском и Ненецком автономном округе сократился на 17-18%, в Томской области — на 15%. Во-вторых, сильно сжался внутренний спрос. Самые большие темпы спада — в регионах ювелирной промышленности (Костромская область –26%), автопрома (Нижегородская, Ульяновская области — 21%, Калининградская и Самарская — 12-13%), нефтепереработки и производства шин (Омская область — 18%). Очевидно, что быстрого выхода ожидать не приходится, глобальный спрос восстанавливается медленно, как и внутренний, ведь доходы населения во втором квартале сократились на 8%.

Второй удар — по сектору рыночных услуг из-за карантинных ограничений. В апреле объем розничной торговли сократился на 23%, в мае — на 19%, но в июне началось быстрое восстановление (-8%), так как карантин сняли. Региональные различия связаны с жесткостью ограничений: в Москве розничная торговля в апреле-мае сократилась на 31 и 26% соответственно, а в Белгородской области — только на 4-5%. Замеры “Сберданных” показывают, что

в июле восстановление розницы замедлилось.

Население в июне удовлетворило отложенный спрос, а денег на новые покупки не прибавилось.

Спад платных услуг был намного сильнее (на 38% в апреле и на 40% в мае), при этом в июне восстановления почти не было (-35%). Это связано с тем, что сохранились ограничения на работу общепита и развлекательных услуг, население стало меньше пользоваться общественным транспортом. Но есть и другая причина — выросли неплатежи за ЖКХ, а это самая большая по денежному объему услуга. Правительство приняло решение, что до конца 2020 г. пени за просрочку не будут начисляться, но

с января 2021 года наказание восстановят и к падению доходов населения добавятся большие долги за ЖКХ.

Региональные различия спада платных услуг зависят не только от жесткости карантина, но и от масштабов перехода на удаленную работу, сокращающей пользование общественным транспортом (это вторая по объему услуга после ЖКХ). В результате самый сильный спад платных услуг — в Москве (на 58% в мае), а в Пензенской области они сократились только на 16%, в Ульяновской, Тамбовской областях и на Чукотке — на 20%.

Третий удар — по региональным рынкам труда, сильнее всего пострадал сектор рыночных услуг, который концентрируется в больших городах. Проблемы менее заметны по показателю общей безработицы (она измеряется по методологии Международной организации труда, Росстат ежемесячно опрашивает почти 60 тысяч человек). Общая безработица выросла всего лишь на миллион человек (с 4,5% в марте до 6,2% в июне), в большинстве регионов был умеренный рост в пределах 1-1,5 процентных пунктов. Хуже динамика только в слаборазвитых республиках Северного Кавказа и Тыве, где безработица и так высокая, а также в некоторых индустриальных регионах — в Удмуртии, Чувашии и Карелии, в Вологодской, Волгоградской, Свердловской, Челябинской, Омской и Томской областях. Общая безработица выросла не так сильно, потому что массовых увольнений все же не было. Большинство занятых в проблемных отраслях, а это в первую очередь сектор рыночных услуг, сидели в режиме неполной занятости (в неоплачиваемых отпусках, в простое, на минимальном тарифе) и безработными себя не называли, надеясь после завершения карантина вернуться на прежнее место.

Масштабы кризиса лучше показывает зарегистрированная безработица, чего в России никогда не было. Власти приняли два разумных решения: увеличить пособие по безработице до прожиточного минимума и облегчить регистрацию в службах занятости, разрешив это делать он-лайн. И добавили денег на выплаты пособий, ведь это федеральное полномочие. В результате с конца февраля по конец июня численность зарегистрировавшихся в службах занятости выросла с 700 тыс. до 2,8 млн человек, т.е. почти в 4 раза.

И по количеству обратившихся, и по темпам роста зарегистрированной безработицы выделяются крупнейшие федеральные города и их агломераци,

Четвертый удар — по бюджетам регионов. Он был сокрушительным: суммарно за апрель и май спад их собственных доходов (налоговых и неналоговых, без учета трансфертов) составил 26%. Бюджеты регионов недополучили 590 млрд. руб. по сравнению с тем же периодом 2019 г., это больше 5% их собственных годовых доходов. Если считать в рублях, то сильнее всего сократились собственные доходы бюджета Москвы (на 145 млрд. за апрель-май, это четверть от всех недополученных доходов бюджетов регионов), Ямало-Ненецкого автономного округа (на 43 млрд.), Московской области, Сахалина и Красноярского края (на 27-32 млрд.), Санкт-Петербурга (на 24 млрд.), и Тюменской области (на 14 млрд.). По темпам спада сильнее всего (на 41-50%, т.е. в два раза) упали собственные доходы бюджетов ЯНАО, Красноярского, Пермского краев, республики Коми, Астраханской и Сахалинской областей. Таким образом,

бюджетный кризис сильнее ударил по более развитым регионам с экспортной промышленностью и двум крупнейшим агломерациям,

в них резко сократились поступления налога на прибыль от крупных компаний и поступления НДФЛ из-за карантинных ограничений.

Изменение доходов регионов

Май-апрель 2020 относительно апреля 2019

Федеральные власти оказали значительную помощь регионам, за январь-май трансферты выросли в полтора раза, а только за два карантинных месяца — почти вдвое (на 89%). За апрель-май регионы получили на 288 млрд.руб. больше трансфертов, чем за тот же период 2019 г. Это очень весомая прибавка, ведь весь объем трансфертов в 2019 г. составил 2,6 трлн.руб. В то же время она выглядит явно недостаточной, поскольку компенсирует менее половины недополученных бюджетами регионов собственных доходов. Однако если разобраться детальнее, картина меняется. На семь перечисленных выше регионов с самым сильным спадом собственных доходов в рублях приходится более половины всех недополученных доходов (328 из 590 млрд.). Остальные суммарно потеряли около 260 млрд. Трансферты в апреле-мае увеличили всем, за исключением Калининградской области (ей сократили поддержку особой экономической зоны) и Забайкальского края (по неизвестной причине). Но добавили по-разному. Самым богатым — совсем немного с учетом их более высокой бюджетной обеспеченности, хотя Московская область к богатым не относится. Москве — по минимуму (на 7 млрд.руб. больше), у столицы огромный “жировой запас”, она справится, просто сократив огромные расходы на благоустройство. Половине регионов с помощью трансфертов компенсировали спад собственных доходов почти полностью или даже с избытком. Но дюжине регионов компенсировали только от 16% до половины их потерь бюджетных доходов. За что наказали Калужскую, Курскую, Вологодскую, Мурманскую, Астраханскую, Нижегородскую, Самарскую, Оренбургскую области, Пермский, Красноярский края и республику Коми? Нет ответа. Вернее, он есть –

решения о помощи принимаются непрозрачно и нередко обусловлены лоббизмом и политическими причинами.

Например, Чечне при падении собственных доходов ее бюджета всего на полмиллиарда (эти доходы очень малы, доля трансфертов — более 80%) добавили в апреле-мае еще 6 млрд. руб.

Спад доходов регионов и прирост трансферов

Май-апрель 2020 года, рубли

Итак, удар по бюджетам регионов удалось частично компенсировать за счет федеральной помощи, но она выделялась не всем и по непрозрачным критериям. Однако быстрого посткризисного роста собственных доходов бюджетов к концу 2020 года, особенно в регионах со значительной долей налога на прибыль, ожидать не приходится — экономика восстанавливается медленно. По апрельским оценкам Высшей школы экономики и Счетной палаты, недополученные доходы бюджетов регионов в целом за 2020 г. составят 1,3 трлн.руб., в июле Счетная палата увеличила оценку потерь до 2 трлн.руб. Будет ли федеральная власть и дальше компенсировать эти потери, выделяя дополнительные трансферты в объемах апреля-мая? С большой вероятностью — да, ведь расходы бюджетов подавляющего большинства регионов на 60-70% социальные: образование, здравоохранение, соцзащита, культура. Сокращение социальных расходов усиливает политические риски…

Пятый удар — по доходам населения. Их спад за 2014-2019 годы составил 7% в реальном выражении, а за второй квартал 2020 г. — еще 8%. Но динамика по регионам неизвестна, она будет опубликована Росстатом только в конце августа. Решение о переходе на квартальное измерение доходов населения привело к запаздыванию данных, что особенно драматично в кризис. Видимо, российская власть предпочитает управлять по старой поговорке — меньше знаешь, крепче спишь.

Источник: Наталья Зубаревич

 

 


Возврат к списку